Александр Якунин: работы над новым самолетом "судного дня" планируем начать в 2017 году

Гендиректор ОПК об итогах уходящего года и сроках появления оружия следующего поколения 22 Декабрь 2016, 11:03
Об итогах уходящего года, о создании в России нового комплекса радиоэлектронной борьбы (РЭБ), а также о сроках появления в российской армии оружия для борьбы со «стаями» ударных дронов в интервью ТАСС рассказал генеральный директор Объединенной приборостроительной корпорации (ОПК) Александр Якунин.   

— Одной из самых известных ваших разработок является самолет дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100. В чем принципиальные отличия от предыдущего поколения? Когда начнутся испытания нового борта?

— Это будет абсолютно новый комплекс радиолокационного дозора и наблюдения, обладающий значительно большим количеством систем мониторинга. Для него создан новый вычислительный комплекс обработки поступающей информации, а также новые автоматизированные рабочие места операторов.

По своим характеристикам, в том числе по дальности обнаружения целей, А-100 будет в два-три раза мощнее своего предшественника. Сейчас работа новых систем тестируется с помощью летающей лаборатории, созданной на базе старого самолета А-50, которая впервые поднялась в воздух в этом году. Идут проверки электромагнитной совместимости всех систем, отрабатываются протоколы и режимы информационного обмена, решаются другие конструкторские задачи. Это бесценная информация, которая максимально помогает приблизить готовность первого серийного самолета А-100 на платформе Ил-76МД-90А к летным испытаниям, начало которых планируется в следующем году.
— Когда предполагается начать работы по созданию следующего, третьего поколения воздушных командных пунктов или, как их называют в США, самолетов «судного дня»?

— Как вы уже знаете, в прошлом году мы передали заказчику первый воздушный пункт стратегического управления второго поколения Ил-80М. Сейчас самолет полностью введен в строй и уже принял участие в первых учениях, где успешно выполнил ряд задач в рамках оперативной подготовки Вооруженных сил. Конструкция самолета позволяет принимать на борт высший командный состав ВС РФ, а также боевой расчет, состоящий из офицеров Генштаба и технических специалистов. Работы по следующему поколению таких самолетов планируется начать в 2017 году.

— Участвуете ли вы в проекте модернизации бомбардировщиков Дальней авиации?

— Конечно, например, в рамках модернизации самолетов Дальней авиации Ту-22М3М и Ту-160М мы создаем новые средства связи с учетом решаемых этими самолетами задач.

В следующем году будут готовы и поставлены опытные образцы этой аппаратуры и уже планируется приступить к их испытаниям. Данные комплексы позволят «стратегам» обмениваться данными с командными пунктами на новых скоростях, а также передавать значительно большие объемы информации. Кроме того, с использованием новой аппаратуры будет заметно снижена радиолокационная заметность самолетов.

— А для вертолетов создаются подобные системы?    

— Сейчас проходит испытания модернизированный Ми-28Н «Ночной охотник», для которого уже созданы новые элементы бортовой электроники, значительно улучшающие боевые характеристики вертолета.

В этой аппаратуре реализован ряд функций, которых раньше не было. В частности, новая электроника позволяет определять наклонную дальность до подстилающей поверхности и ее тип, точно фиксировать вертолет в точке висения, что повышает возможности маневрирования и боевого применения. Кроме того, вертолет получил новую радиосистему, которая не только значительно повышает оперативность действий и точность поражения целей, но и позволяет вертолету взаимодействовать с беспилотниками. Эта аппаратура сейчас проходит испытания на новом вертолете, она подтвердила свои возможности и фактически готова к серийному производству.

— Расскажите о проекте «Корсар». На какой стадии работы по нему?

— В этом году мы изготовили несколько новых беспилотных летательных аппаратов (БЛА) «Корсар» — в новых комплектациях. Все они прошли серию летных испытаний. Специально для «Корсара» мы создали в этом году новый сверхлегкий мотор — он сейчас проходит испытания, проверяется его ресурс, надежность. Кроме того, беспилотник полностью интегрирован в автоматизированную систему управления войсками тактического звена.

— Есть ли какие-то еще проекты помимо «Корсара»?

— Мы начали работу над новым БЛА средней дальности, который должен прийти на смену «Форпосту». В отличие от «Корсара» у него будет более широкий радиус действия — до нескольких сотен километров. Есть определенные наработки по данной машине, больше пока, к сожалению, ничего сказать не могу.

— Есть ли новые разработки в области создания средств РЭБ?

— Начну, пожалуй, с того, что для войск РЭБ создается глобальная система управления, которая объединит разнотипные силы и средства радиоэлектронной борьбы в единую сеть. С ее помощью на всех уровнях управления в режиме онлайн будет отслеживаться текущая обстановка и решаться вопросы синхронизированного, согласованного применения техники РЭБ в разных точках базирования.

Что касается новых разработок, то в 2016 году мы завершили создание принципиально нового комплекса РЭБ «Палантин», который по количеству машин и своим возможностям превосходит комплексы радиоэлектронной борьбы предыдущих поколений. Он способен объединять в единую сеть работу разных систем РЭБ, обеспечивать радиоразведку и подавление всех известных систем радиосвязи противника, в том числе радиосредств, построенных на основе SDR-технологий. На сегодняшний момент госиспытания комплекса успешно завершены, со следующего года мы выходим на серийные поставки этой техники.

— Недавно было заявлено о создании оружия для борьбы с группами ударных дронов. Когда российская армия начнет получать такое оружие?

— Технологии во всем мире стремительно развиваются, и мы готовимся встретить новые вызовы во всеоружии. Нашими специалистами создаются новые типы вооружений, которые позволят эффективно бороться с воздушной наземной и подводной робототехникой, в том числе со «стаями" ударных дронов.
Мощные образцы такой техники с большими поражающими возможностями могут появиться на вооружении российской армии в течение четырех лет, более простые системы — уже через два года. Серьезный задел есть, созданы реальные образцы этого оружия, мы демонстрировали их возможности, результаты — более чем убедительные. Сейчас ждем соответствующих решений.

— А есть ли какие-то ноу-хау в области военной связи?
Комплекс связи "Редут-2УС" © Пресс-служба ОПК
— В 2016 году мы вели несколько работ, имеющих важнейшее значение для построения цифровых систем связи и управления ВС РФ. В частности, мы осуществляем модернизацию одного из самых востребованных видов военной техники связи на сегодняшний день — базового комплекса аппаратной связи «Редут-2УС». После модернизации улучшилась эргономика, существенно увеличилась пропускная способность, скорость передачи данных и другие характеристики. В следующем году мы завершаем эту работу и выходим на серийные поставки обновленных комплексов.

Еще одной ключевой разработкой 2016 года стала автоматизированная подвижная единица нового поколения, о которой мы не так давно уже рассказывали. Это очень эффективная техника самого современного уровня — такой в российской армии до текущего дня не было. Генеральный штаб высоко оценил ее в ходе стратегических командно-штабных учений «Кавказ-2016». Со следующего года планируется начало ее масштабных поставок, потребность очень высока — речь о сотнях машин. Появление этой техники позволяет увязать подразделения на поле боя в единую цифровую систему связи, соединяющую все уровни управления войсками: от тактического до стратегического.

— Ранее вы говорили о значительном совершенствовании автоматизированных систем управления войсками. Над чем конкретно идет работа?
Система "Андромеда" © Пресс-служба ОПК
— Существующие автоматизированные системы управления войсками (АСУ) совершенствуются постоянно. В частности, в этом году мы приступили к переводу АСУ Воздушно-десантных войск «Андромеда-Д» с устаревающих платформ на новую транспортную базу — БМД-4М и «Ракушка».

В 2018 году мы рассчитываем выйти на испытания новой системы. Она обеспечит управление частями и подразделениями ВДВ, а также взаимодействие с другими войсковыми формированиями в боевых условиях. Эта техника позволит существенно повысить оперативность передачи данных и управления войсками в тактическом звене посредством различных каналов связи, включая видеосвязь и специальный армейский интернет.

— Растет ли спрос на продукцию корпорации?

— Мы работали в условиях санкций, непростой экономической ситуации, изменений законодательства в сфере гособоронзаказа. Тем не менее компания продолжает демонстрировать рост. В 2016 году мы вышли на объем производства порядка 114 млрд рублей. Выручка компании растет в среднем на 8% в год. Рост также есть по всем основным показателям: по чистой прибыли, рентабельности, среднему уровню заработной платы и т.д.
Техника связи и управления производства ОПК © Пресс-служба ОПК
Есть оживление и на внешних рынках. Это связано с тем, что применяемая в Сирии отечественная военная техника зарекомендовала себя как высокоэффективная и надежная. Спрос на нашу продукцию активизировался почти на четверть — это касается средств связи для сухопутных войск, ВВС, ВМФ, автоматизированных систем управления войсками, средств радиоэлектронного мониторинга и радиоэлектронной борьбы, средств борьбы с беспилотниками и так далее. Кроме того, востребованы наши тренажерные системы для обучения военнослужащих и аэростатные комплексы. По этим направлениям мы сотрудничаем с традиционными партнерами из стран СНГ, БРИКС, ШОС, регионов Ближнего и Среднего Востока, Северной Африки и АТР

— Что планируете выводить на зарубежные рынки в ближайшей перспективе?

— Одной из таких новинок является комплекс средств автоматизированного управления для противотанковых формирований, который значительно повышает эффективность артиллерии, противотанковых ракетных комплексов, таких как «Штурм» и «Хризантема», а также переносных противотанковых систем.

Сейчас ведутся переговоры с рядом стран Африки и Азии о поставке электронных тренажеров для подготовки личного состава мотострелковых подразделений. В них есть весь набор инструментов для проведения полного цикла обучения как одиночного солдата, так и целого подразделения — до нескольких сотен человек. Эффективность электронных тренажерных систем уже доказана на российском опыте.

Для отечественных заказчиков мы поставили уже порядка 100 комплектов для тренировок военных связистов. В этом году дополнительно поставлено 30 комплексов, которые позволяют в три раза сократить затраты на обучение личного состава.

Источник: ТАСС