«Интернет вещей даст импульс к роботизации промышленности»

Гендиректор ОПК Александр Якунин о последних российских разработках и перспективах в сфере IoT 7 Июнь 2016, 10:57
Интернет вещей, или IoT (англ. Internet of Things), считается важнейшей составляющей четвертой промышленной революции. По мнению генерального директора «Объединенной приборостроительной корпорации» (ОПК) Александра Якунина, в России эта тема только начинает обсуждаться. В интервью газете «Коммерсант» он рассказал о последних разработках в этой сфере и перспективах IoT в нашей стране.

— Как вы оцениваете предпосылки для развития индустрии 4.0 в России? Чего нам категорически не хватает?

— Предпосылки создаются, но пока они хаотичны и разрозненны. В отдельных нишах и сегментах есть примеры успешных решений. Это автоматизация отдельных производств, бизнес-процессов, жилых и промышленных объектов. Есть множество программных платформ. Есть проекты типа «Безопасный город», прекрасные разработки в области СУБД, искусственного интеллекта. Есть прорывные идеи в робототехнике, которая становится все более автономной от человека. Есть мощные ЦОДы современного уровня и хорошая связная инфраструктура. Возможно, вы удивитесь, но с точки зрения оснащенности передовыми средствами связи Россия одна из самых развитых стран в мире. То есть на уровне технологий есть многое, что необходимо для формирования нового индустриального уклада.
Главное, чего нет пока, — это единой идеологии, единых подходов в области ПО, «железа», которые привели бы все усилия разработчиков к единому знаменателю, сделали бы их системными.

IoT — важнейшая составляющая индустрии 4.0. В России эта тема только начинает обсуждаться. Сейчас, на начальном этапе очень важно заложить правильный фундамент. Должна появиться общая система координат для всех участников этого рынка в России.

Первое, что необходимо сделать, — создать единую доверенную программную платформу. Общую для максимального числа пользователей: медицинских учреждений, банков, страховщиков, госучреждений, правоохранительных органов, спасательных служб, торговых структур и т. д.

Это должна быть платформа с четкими и прозрачными стандартами для разработки приложений, своими дата-центрами и системой управления. Совместимая с известными мировыми стандартами в этой области. Понятная и открытая для всех, чтобы максимально облегчить разработчикам возможность быстрого старта и интеграции проектов.

Возглавить этот процесс может Минкомсвязь. Возможно, развитие интернета вещей потребует создания специальной структуры — оператора, задача которого обеспечить качественную и достоверную работу системы.

— Может ли Россия развиваться в эту сторону, не развивая производство собственных радиоэлектронных компонентов?

— Важно развивать и софт, и «железо». IoT, как и разработки искусственного интеллекта, можно сравнить с атомными проектами 1940-1950-х годов, космическими проектами СССР и США. Это входной билет в элитный клуб развитых держав, где все определяет наличие собственных технологий и суверенных технологических систем.
Ошибочно думать, что речь идет о простом наборе удобных сервисов для людей и организаций. Это верхушка айсберга, основные смыслы глубже. IoT неизбежно даст импульс к роботизации промышленности и технологических процессов. Перевернет традиционные представления о деньгах, банках, платежах. Сформирует новые мировые тренды развития электронных расчетов и концептуально переформатирует рынок информационной безопасности. Даст толчок развитию технологий блокчейн и заставит пересмотреть взгляды на криптовалюты.

С уходом платежей в сеть реальные деньги — купюры и монеты, которые мы привыкли сегодня держать в кошельках, могут исчезнуть совсем. Изменится рынок труда и само понятие рабочего места, так как многие процессы можно будет осуществлять удаленно. Возможно, все это покажется кому-то фантастическим, но реальность неизбежно будет меняться. Это уже сейчас видно на примере других стран.

Это процесс, где нельзя быть просто наблюдателем и ждать, когда готовые решения появятся в продаже. История с санкциями наглядно доказывает, что надежды на импорт заканчиваются плохо. Это технологическая зависимость и постоянные риски. Риск, что завтра поставки могут закончиться. Риск, что потом можно не купить необходимые запчасти. Риск, что однажды кто-то нажмет определенные кнопки и техника — ваш телефон, настольный ПК или система «умный дом» — в одночасье погаснет.
Эти риски есть и у бизнеса, промышленности. Вы знаете, например, что некоторые зарубежные станки после их ввоза на территорию Крыма попросту перестают работать? То есть вычисляется их геолокация, после чего техника дистанционно выводится из строя.

Аналогичная история может приключиться и с интернетом вещей в России, если целиком и полностью полагаться на зарубежную ЭКБ и аппаратуру.

IoT — это не только безобидные «умные» сервисы. Это также роботизированный мониторинг и охрана территорий, сооружений. Это автоматизация различных объектов, в том числе опасных. Это множество метасистем, куда стекаются конфиденциальные данные миллионов пользователей — физических и юридических лиц. Защита этих систем и данных в таких масштабах — вопрос национальной безопасности. Поэтому, без сомнений, как минимум в критическом объеме ЭКБ должна производиться на территории РФ. Нужна доверенная программная платформа, доверенная инфраструктура на российском «железе», исключающая утечки и другие диверсии.

Все это не отменяет возможности использования зарубежных компонентов — мини-компьютеров, контроллеров, сервоприводов и т. д.— в каких-то конечных устройствах. Но и здесь обязательно должна появиться конкурентоспособная отечественная альтернатива. Например, в РФ вполне может быть организовано производство тех же миниатюрных компьютеров, входящих в состав подобных систем. Это под силу таким отечественным производителям, как Kraftway, например. В составе ОПК также есть предприятия, готовые выполнить эту задачу. В частности, ИНЭУМ имени Брука, разрабатывающий линейку «Эльбрусов».

Это продукты с хорошей рыночной перспективой. Это будет чистое импортозамещение, полностью оправданное и с идеологической, и с экономической точек зрения.

— Какие российские разработки в сфере IoT можете отметить как перспективные?

— С точки зрения инфраструктуры — это, безусловно, наработки «Ростелекома», который вошел в 90% домов россиян, имеет необходимые сети и свободные мощности в ЦОДах. То есть у него есть все, чтобы организовать глобальные потоки информации.

Среди программных продуктов — «карманные» решения мобильных операторов связи, предлагающих сервисы для бизнеса, домовладельцев, автолюбителей и т. д. Но пока это, как правило, небольшие решения для удаленного мониторинга различных объектов.

На рынке также есть российские компании, успешно делающие «умные» дома, имеющие собственные дата-центры, хорошо проработанную базу устройств и компонентов. Но все это опять-таки локальные проекты, не решающие задач государственного масштаба.

— Выпускает ли ОПК Smart Connected Products (SCP), какие именно? Какие результаты уже заметны? Кто основные потребители такой продукции?

— Наш основной заказчик сейчас государство, военные, силовые ведомства. Это объясняет специфику нашей продукции. Мы не делаем в чистом виде SCP. Но производим интеллектуальные системы управления, системы поддержки принятия решений, робототехнические комплексы, способные без участия человека взаимодействовать друг с другом, находить, передавать и обрабатывать необходимую информацию, предупреждать об опасностях и т. д. Плюсы подобных систем очевидны — это экономия временных и человеческих ресурсов. То, что раньше делали люди, подчас с риском для жизни, сегодня может делать техника.

Подобные технологические решения с успехом могут применяться и на гражданском рынке. Для мониторинга и охраны объектов, обеспечения безопасности массовых мероприятий и т. д. Сейчас мы ведем несколько проектов внедрения «умных» систем мониторинга — с датчиками, камерами, беспилотниками — по заказу крупных российских компаний.

— В чем сегодня может заключаться роль вашей компании в развитии интернета вещей в РФ?

— IoT — это большой проект, требующий колоссальных ресурсов, наличия соответствующего опыта и компетенций. Сдвинуть его с места можно только совместными усилиями крупных участников рынка: Ростеха, «Ростелекома», операторов «большой тройки».
На уровне Ростеха «ОПК» является головным холдингом в области телеком- и ИТ-оборудования. Мы готовы выступить в роли технологического партнера и обеспечить «железом» соответствующую инфраструктуру с большим объемом вычислений и хранения данных.

Наша корпорация поставляет на рынок доверенную технику связи российского производства, где гарантировано отсутствие «закладок» и возможностей для негласного съема данных. Недавно совместно с «Ростелекомом» мы завершили создание СП «Булат». Основная задача этого предприятия — продвижение перспективных технологий связи, в том числе тех, которые могут быть использованы для развития интернета вещей в России.